-6 °С
Болотло
75 лет Победы
Бөтә яңылыҡтар
Төрлөһөнән
2 Ғинуар , 15:00

ТЕЛЕНОК

- Радость то какая! Корова твоя отелилась! - с такой вестью вернулся отец заглянув в сарай зимним утром. - И как там? Хорошо все? - оставив стряпню у очага мама достает валенки с полатьев и одевает на них галоши. - Славно. Сосет. Здоровенный бычок, - не отходя от двери папа дожидается пока мама оденется, наберет в ведро теплой водички и выходит, увлекая ее за собой.

ТЕЛЕНОК
ТЕЛЕНОК

Миляуша Кагарманова

ТЕЛЕНОК

рассказ

 

- Радость то какая! Корова твоя отелилась! - с такой вестью вернулся отец заглянув в сарай зимним утром.

- И как там? Хорошо все? - оставив стряпню у очага мама достает валенки с полатьев и одевает на них галоши.

- Славно. Сосет. Здоровенный бычок, - не отходя от двери папа дожидается пока мама оденется, наберет в ведро теплой водички и выходит, увлекая ее за собой.

Они радуются - и я радуюсь под теплым одеялом. И почему они так радуются, когда теленок появляется? Еще поздравляют с этим, подарки просят! Так надо, видимо.

В зимнюю пору в огороженном возле двери закутке этих красивых большеглазых с длинными ресничками телят становится двое, а иные годы и трое. По утрам и вечерами они мычат, шебуршат подстеленным сеном, шарахаясь от всего озираются по сторонам и стучат копытцами. К весне их выводят в сарай и к выпуску стада они прилично поднимаются, готовы резвиться, задирая хвосты и набираются достаточно силенок, что сразу не оторвать от вымени.

Как только их мамы скроются со стадом, а солнце поднимется чуть выше, телят гоним на луга. В начале они упираются, не хотят выйти из двора, как только дойдут до распахнутых ворот, прыгают в сторону и убегают. Хотя в руках хлесткий прутик не хочется трогать таких маленьких, пускаешься за ними бегом. Повторив эту затею несколько раз, наконец-то, общими усилиями удается их выдавить на улицу. Оказавшись в незнакомых местах они притихают, потихоньку трусят куда поведешь. Так их я бегом довожу до луга.  А там телят много. Ведут они себя как малые дети, встретившиеся впервые, долго и пристально смотрят друг на друга, тыкаются мордочками, принюхиваются, даже ушки незнакомцу посасывают. Оправившись от первых впечатлений пробуют зеленую травку, потянув одними губками. Но не сразу они начнут щипать траву, то там будут тыкаться, то здесь, поябедничают помычав. Как только детишки, пригнавшие их, постоят, полюбопытствуют и разбредутся, телята остаются сами по себе.

Кто-то, читая это повествование и не имея представления, что за животина теленок, начинают восхищаться этим представителем парнокопытных. Но некоторые, как и я, знают, насколько своевольны и упрямы эти лупоглазые, черно-пестрые бестии. Как за короткое время такие милые создания превращаются в хитрых и жадных молокососов, не понятно.

- За теленком смотри! Теленка по раньше приведи! – так раз за разом повторяющиеся наказы у деревенских детей привита на уровне сознания. А этот теленок если бы ходил там, где ты его ищешь? Луг проходишь вдоль и поперек, в уремных местах крапива жалит, вдоль реки не остается места, куда бы не заглянула. От бесконечного подзывания язык начинает плестись. А под вечер за тебя берутся комары. Искать идти далеко боязно. Все уже загнали своих телят, а твой словно в воду канул.

Вот с седловины окруживших деревню гор поднимается пыль. Стадо идет! Шлепая галошами на пару размеров больше, бегу навстречу. А там на пригорке выстроились детвора и старушки. Все, кто свободен от сенокоса, встречают стадо. Первыми из седловины выходит мелочь – козы да овцы, затем появляется более крупная скотина. Коровы шагают торопливо-старательно. Даже реку переходят не сбавляя шаги и промачивая вымя в течении. Среди первых примечаю нашу белую корову и пускаюсь со всех ног навстречу. Но не успеваю. Как только корова вытянув шею в воздух пускает протяжный гудок, как по волшебству рядом воссоздается теленок. Словно из-под земли возник. Я уже бросаю галоши и как спортсмен, рвущийся первым прийти на финиш, пускаюсь на всех парах. Но, все напрасно… Гадкий теленок с разбегу проскакивает мимо матери, дает круг, второпях всем корпусом залезает под нее и замирает. Мотнув головой силой толкает мордой вымя, а мать безобидно лягается и повернувшись ласкает его языком. А тот торопится, тянет то один то другой сосок, быстрее хочет, чтоб пошло молоко. Я еще не добралась, но все представила, потому что сто раз это видела. Чуть не взрываясь, прутиком обжигаю ни в чем не повинную корову. Она, протолкнув теленка пускается шагом. А этот окаянный избегая меня выходит то в одну то в другую сторону и все суется под маму. Поторапливаю корову, в мыслях как быстрее довести до дома и разнять их. Поэтому, даже не замечаю жирные лепешки, оставленные коровой, наступаю на них, проскальзываю, но иду вперед. Так соревнуясь как на скачках проходим в загон.  Теленок, закатив глаза в безумии прилипает к соскам. Причмокивает, пускает слюны.  Я на пределе. С криком неласковых слов:

- Чтоб ты сдох! Чтоб глаза твои лопнули! - бросаюсь в бой. Хватаю теленка за ошейник, силой отрываю морду от соска, но он обходит меня вокруг и бросается с другого боку.  Я тоже не отстаю, ладонями закрываю ему рот. Мои руки оказываются в шершавом зеве обжоры, кажется он вот-вот их проглотит. Я дохожу до красного каления, но и теленок не сдается.  Мне нужно хоть как оторвать теленка и подвести к веревке, обмотанной вокруг столба, на расстоянии вытянутой руки. Корова с удивлением смотрит на нас, топчется на месте, не знает кому угодит, но свой теленок все таки дороже - не приближается к столбу,  все проходит мимо.  Мои босые ноги уже протопчены крепкими копытцами, пальцы рук прокручиваясь об ошейник ноют, волосы и лицо обрызганы телячей слюной, в пылу борьбы заливаюсь потом.  А в это время вымя у коровы уменьшается на глазах. Все, от бессилия, от обиды не совладаю приступившимися слезами и горько рыдаю:

- Обжора!  Об-жо-ра!

Сквозь слезы смотрю застывшего на широко расставленных ногах теленка,  как он продолжительно высасывает и с шумом проглатывает. Как только вымя обмякло как выжатая тряпка на ветру, корова ногой оттолкнула своего ненасытного и повернув ко мне голову тихонько замычала, словно хотела сказать: «Ладно, не плачь, завтра еще будет молоко».

Дальше мне остается только наблюдать как эти двое счастливо нежатся, как теленок вытянув шею подставляет свой подбородок под ласковый язык матери, как подняв хвост, превозмогая полный живот игриво прыгает.

После всего закрываю их по отдельности и начинаю ломать голову, как маме объяснить, как завтра оказаться хитрее и проворнее теленка. А там, в углу загона, в своем стойле, бычок в торжестве своей сегодняшней победой смотрит мне вслед снизу вверх, сквозь свои длинные опущенные реснички.  Чую, у него в голове тоже зреет план.

 

Перевод с башкирского Дамира Кагарманова.

 

Автор:Миләүшә Ҡаһарманова
Читайте нас в