+22 °С
Ясна
Бөтә яңылыҡтар
"Вилы"
2 Июнь 2022, 18:00

Дамский угодник

– На днях меня снимут, – спокойно и даже чуточку торжественно заметил Никифор Петрович, отрывая взгляд от записей на столе.

Дамский угодник
Дамский угодник

– А я ведь и тогда говорила, – вздохнула жена. – Не срывайся с насиженного места, лучше уж пусть синица в руке.
– Верно, журавли не по мне, – самокритично и мужественно согласился муж. – Я не орёл. Я рядовой кандидат наук. Говорит, не умею работать с подчинёнными. Не вникаю в личную жизнь и прочие переживания, не могу создать оптимальный микроклимат в коллективе, что создаёт производственные риски. Не вышел из меня руководитель.
Жена как бы со стороны окинула взглядом фигуру спутника жизни и поинтересовалась:
– Мужчин вам в штат не добавили?
– Последнего механика заменили на прекрасный пол, – ответил Никифор Петрович. – Не отдел, а цветник. Причёски, духи, сумочки, вырезки, модные журналы… тьфу!
– Тяжело, – согласилась жена и погладила мужа по лысине. – А кстати, что ты тут пишешь?
– Доклад по итогам квартала, с анализом работы каждого сотрудника. Отчитаю и – конец. – Никифор Петрович потянулся. – Сдам дела! Хоть вздохну. Сергей Сергеевич на собрание обещался заглянуть. Говорит, послушаю. Мол, сигналы сигналами, а личное впечатление самое важное.
– Кифа, что ты говоришь! – воскликнула жена. – У тебя же есть шанс. Ещё не всё потеряно. Ну-ка, что ты там написал. – Она поднесла исписанные листки к глазам. – Ну, разве можно так начинать: «Уважаемые сотрудницы!» Обыденно и прозаично. Нужно: дорогие подруги, милые коллеги, наконец. А дальше-то, Боже мой, сплошная цифирь и критика, критика… А где положительные примеры?
– Я до них ещё не дошёл.
– Ты уже столько лет живёшь со мной и никак не можешь понять, что прежде чем сказать женщине что-то не совсем приятное, вначале её нужно похвалить, причём неоднократно. Нет, ты совсем растерял себя. Этому докладу место только в помойном ведре. Вот так! Не трать время и не делай страшные глаза. Вспомни молодость, как ты ухаживал за мной, а слова-то какие подбирал: «зорька», «ласточка», «моё солнышко»…
– Неужели ты помнишь?
– Умирать буду – не забуду, – сказала супруга и вышла.
Никифор Петрович долго угрюмо сидел за пустым столом. Писать по-другому он не умел и не хотел. Неприятный разговор с женой навёл на мысли о далёких студенческих годах, когда вся жизнь была кипучей и лучезарной, и каждое утро он открывал глаза со счастливым предчувствием необычного. Сил хватило бы перевернуть весь мир. Он отбросил ручку и лёг спать. Проснулся на удивление отдохнувшим и бодрым. Жена уже ушла на работу. Напевая мотивчик из модного шлягера, он сделал зарядку, принял душ, надел новую рубашку и с прекрасным настроением отправился на службу.
Ровно в двенадцать в его кабинет вошёл Сергей Сергеевич.
– Готов? – многозначительно спросил он.
– Как солдат! – бодро ответил Никифор Петрович, и они отправились в зал, где коллектив в ожидании руководства делился новостями и выкройками.
– Дорогие соратницы! – Начал он и удивился мягкому тембру своего голоса. Далее тёплые слова приходили на ум сами собой. Речь Никифора Петровича лилась свободно, постепенно приобретая безобидный юмор и лёгкую искромётность. Он непринуждённо переходил от производственных проблем к личным характеристикам сотрудниц, подмечая особые, исключительно положительные качества и чёрточки каждой. Даже вспомнил, что женщины живут дольше мужчин и их интеллектуальный уровень нередко превосходит аналогичные показатели «сильного пола». Заключение потонуло в аплодисментах.
Сергей Сергеевич долго тряс руку Никифора Петровича и с чуть виноватой интонацией сказал:
– О предыдущем разговоре забудь. Не было его, и всё. Поскрипишь ещё, не прибедняйся. У меня тут идея возникла, – Сергей Сергеевич доверительно взял подчинённого под руку. – Только между нами. Кондрюшкин свой отдел не тянет. Нет у него твоей струнки – человеческого похода к женщинам. Так вот я подумал, а не поставить ли Кондрюшкина твоим замом, пусть на практике поучится.
– Шутите, – жалобно сказал Никифор Петрович.
– Ах, дипломат, – Сергей Сергеевич погрозил пальцем. – Ах, шельма, ну, дамский угодник!

Игорь ТУЧКИН.

Автор:журнал "ВИЛЫ"
Читайте нас: